3. Банкротство — лучший способ ликвидации для компаний с долгами

3. Банкротство — лучший способ ликвидации для компаний с долгами

Думаю, что все помнят старый анекдот «Один, совсем один ...» еще с времен советских. Показать его не смогу, так хоть напомню. У гроба жены плачет убитый горем грузин:

— Одын, савсэм одын ...

Но постепенно до него доходит все преимущество его положения:

— Савсэм одын?

И в финальной сцене он уже танцует лезгинку:

— Саа-авсэм одын!

В общем, все кончается хорошо, как в индийском фильме. Такие же эмоции Вы испытываете при слове банкротство. Сначала испуг и отрицание, затем начинаете видеть положительные стороны, а в конце понимаете, что банкротство — это инструмент цивилизованного бизнеса и Вас охватывает удивительное ощущение свободы. Давайте сохраним это в памяти.

ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет процедуру ликвидации компании, которая не в состоянии ответить по своим обязательствам. С точки зрения закона, такая компания должна быть ликвидирована, а ее имущество передано для оплаты долгов. Что важно, при банкротстве закон защищает добросовестного предпринимателя от кредиторов. То есть все неоплаченные долги будут считаться погашенными, а физические лица за них не несут ответственности.

Откуда такой аттракцион неслыханной щедрости? Из мирового опыта. В английской правовой системе такие нормы стали применяться еще в начале XVIII века. Уже тогда прощали долги при неумышленном банкротстве — риск потерь присущ предпринимательской деятельности, как и врачебной. То и то неизбежно и врача не наказывают за смерть пациента, если он действовал по принятым правилам. Когда контрагенты вступают в отношения с Вашей компанией, ими движет не принуждение, а жажда наживы, поэтому совершенно справедливо то, что они разделяют Ваши риски предпринимателя. Точно так же их риски разделяете Вы, даже если об этом не знаете. Разумеется, это все справедливо, если мы говорим об обычных предпринимательских рисках, а не мошенничестве.

Мы подошли к важному моменту — закон о банкротстве защищает добросовестного предпринимателя. Он не поощряет преднамеренное банкротство, фиктивное и, тем более, мошенничество. — Но как определить добросовестность намерений, если они привели к банкротству? — спросите Вы. Действительно, Вы считаете себя добросовестным предпринимателем, и я верю Вам, но кредиторы хотят вернуть деньги любой ценой и будут настаивать на своем.

Вот здесь на сцену выходит ключевая фигура банкротства — арбитражный управляющий. Арбитражный управляющий — это лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения процедуры банкротства. Все документы компании передаются ему и именно он тот эксперт, который будет делать анализ действий компании и Ваших решений. Его выводы лягут в основу решений суда.

Для информации. Арбитражный управляющий — не чиновник, как думают многие. Это независимый специалист, который прошел подготовку, подтвердил квалификацию и получил право на этот вид деятельности. Его доход составляет вознаграждение за ведение процедуры банкротства, которое установлено законом в размере 30 тыс. руб./мес. Арбитражный управляющий считается лицом независимым от должника и кредиторов. Он является членом саморегулируемой организации, которая несет за него ответственность.

Теперь давайте посмотрим судебную практику. Обратите внимание, практически во всех случаях привлечения к субсидиарной ответственности фактического руководства и собственников или, как их теперь определяет закон, «контролирующих должника лиц» арбитражный управляющий был выбран кредитором. Наверное, этому есть объяснение. Мы могли бы заподозрить, например, в нечестной игре кредиторов, но я не хочу ставить под сомнение институт независимости арбитражных управляющих. В конце концов, нам важны не столько причины, сколько сам факт, поэтому будем считать, что «это нельзя объяснить, это можно только запомнить».

Из судебной практики следует один очень важный вывод. Если Вы хотите выиграть банкротство, Вы должны начать его первым — abducet praedam, cui occurit prior (кто первым пришел, тот и уносит добычу).К сожалению, я должен сделать еще два вывода. Второй, если Ваша компания не может погасить долг больше нескольких млн. рублей, скорее всего, Вам не избежать процедуры банкротства, потому что, если ее не начнете Вы, ее начнет кредитор. Дело в том, что при такой сумме задолженности судебные издержки для кредитора уже станут оправданы. И третий, если Ваша компания не может погасить задолженность, но Вы не заявите о банкротстве первым, то Вы создадите прямое основание для привлечения Вас к субсидиарной ответственности на всю сумму долга компании. Это основание было введено поправками к ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в июне 2009 года и стало любимым у налоговиков. Мы уже говорили об этом в разделе про альтернативную ликвидацию.

Ну что, если банкротства не избежать, перейдем к самой процедуре? Перейдем. На нашем рынке ритуальных услуг есть два типа компаний. Первые — это «макдоналдсы», которые на конвейере банкротят всех по одному сценарию, и вторые, которые делают каждый проект «под клиента». Преимущество первых — цена, вторых — надежность, когда риски большие и случаи сложные.

На мой взгляд, к макдоналдсам можно обращаться в простых ситуациях. Давайте скажу конкретней: небольшая компания с годовым оборотом до 30 млн., с общей задолженностью до 3 млн. перед бюджетом и контрагентами, без имущества и дебиторской задолженности. Банкротство таких небольших компаний обычно не встречает сопротивления. Долги незначительные, имущества нет — при таких условиях для кредиторов борьба была бы дорогой и сложной, а материальной выгоды никакой. Налоговики — те же кредиторы, как только подобная компания признается банкротом, они также теряют к ней интерес.

Когда у компании всего становится больше — больше долг, больше оборот, больше имущества и дебиторской задолженности, то количество переходит в качество. Меняется поведение кредиторов — долг большой, значит все судебные издержки кредитора будут оправданы, если удастся вернуть хотя бы часть его. Но не только это. Чем больше долг, тем больше возможность у кредитора влиять на ход процедуры банкротства в своих интересах. Дело в том, что помимо арбитражного управляющего есть еще один центр власти в процедуре банкротства — собрание кредиторов. Количество голосов у кредитора на этом собрании прямо пропорционально размеру долга перед ним. Какие решения будет принимать собрание, зависит от баланса голосов между «дружественными» для должника кредиторами и теми, кого друзьями назвать никак нельзя.

Чем больше оборот, тем больше потенциальная задолженность перед бюджетом и больше интерес налоговой инспекции, а она кредитор непростой. Формально она такой же, как и все контрагенты, но на самом деле это не так. Как и арбитражный управляющий, она имеет доступ к информации о деятельности должника, какого нет у других. Это позволяет ей оспорить сомнительные сделки, чтобы вернуть имущество и денежные средства, которые должник сумел вывести перед банкротством. Кроме того, без этой информации маловероятно привлечь руководство и собствеников должника к уголовной ответственности за преднамеренное и фиктивное банкротство, а так же к субсидиарной ответственности.

С имуществом и дебиторской задолженностью все очевидно. Это источник погашения долга для кредиторов и яблоко раздора для должника. За большие активы будет большая драка. Должник обычно имеет свое представление об очереди кредиторов и действует в соответствии с ним. Нередко перед банкротством он начинает выводить активы. Он продает имущество и право требования по заниженной стоимости, расплачивается с «дружественными» кредиторами и совершает другие сделки «с заинтересованностью», которые шиты белыми нитками. Это грубая ошибка, закон четко стоит на стороне кредиторов. Во время процедуры банкротства эти сделки будут оспорены, активы вернутся в компанию и пойдут на погашение долга, а руководство и собственники должника подвергнутся уголовному преследованию за преднамеренное банкротство.

Трудности «большого» должника, про которые я рассказал и про которые нет, вполне преодолимы, но не в рамках макдоналдса. Мы занимаемся этим давно, и могу сказать, что каждый такой проект уникален по набору решений. Инициатива банкротства принципиально важна, но цена победы будет зависеть от мастерства исполнителя. В данном случае, я имею ввиду не его гонорар, а то, что достанется кредиторам. У нас это обычно не больше нескольких процентов от суммы задолженности.

Как это получается, как мы готовим компанию, как решаем вопросы с имуществом, как убираем риски ответственности, как сохраняем контроль за процедурой — все это военная тайна и не предмет для публичной дискуссии. Серьезное банкротство — это реальная война с кредиторами без всяких кавычек, поэтому такие вопросы обсуждаются только с клиентом.

Война войной, но мы не выходим из правового поля. Дорога закона и для должника самый безопасный путь, если он знает правила и как по ним ходить.

Все, хватит мучать Вас чтением. Как говорил Сенека, усталым глазам полезно смотреть на зелень.

С уважением,
Сергей Петров.

Предыдущая страница Следующая страница